середа, 2 липня 2014 р.

Крымское христианство – наследие крымских татар


Номер выпуска: 
 
26
11.JPG
Как это ни парадоксально, но почти все христианские святыни Крыма, возникшие на полуострове до 1783 года, являются наследием коренного народа – крымских татар. Факт долгое время замалчивался, ведь идеологической системе было не выгодно говорить правду, по сути лежавшую на поверхности.
А вот использовать христианский фактор в Крыму было очень даже выгодно, и именно этой самой выгодой усердно занимались историки, старательно искажая артефакты, другими словами, попросту воруя чужую культуру. Так, находчивые исследователи от власти сразу же связали крымских христиан со славянами. Все это делалось умышленно для того, чтобы через христианство на полуострове показать свою причастность к вожделенной крымской земле.
 
А между тем, христианство основательно вошло на крымский полуостров в III веке нашей эры. Первые общины появились в крупных крымских центрах в Херсонесе и на Боспоре. Совпало это с периодом пребывания в Крыму римских легионеров. Последние, как известно, находились на полуострове с I по IV век, и после далеко не все покинули Крым. Любопытен и тот факт, что ряд христианских святых именно в этот период плавно переходят из римского пантеона языческих богов в сонм христианских святых Крыма. Яркий пример – святые всадники фракийского происхождения были необычайно популярны среди римских легионеров. Сегодня их можно увидеть в пещерном городе-крепости Эски-Кермен в Храме трех всадников. Одним из таких святых и стал Георгий Победоносец. Но если в самой Римской империи еще некоторое время христианство подвергалось гонению, то в Крыму в IV веке оно стало набирать обороты. А связано это прежде всего с восточногерманскими племенами – готами, которые появились на полуострове в III веке.
 
По данным археологии, готы заняли прежде всего Восточный Крым, расселились главным образом на территории Боспора и вдоль Южного берега Крыма. Здесь сложилось готское государство, расположенное в самом сердце Крыма – на плато Мангуп. Примечательно, что крымские готы достаточно долго жили в Крыму в своем княжестве Мангуп, почти не смешиваясь с местным населением. В XIII-XIV веках в истории готов большую роль начинают играть генуэзцы. Последние с 1266 года основали свои фактории в городе Кафе. А в 1380 году готы договорились с темником Великой Орды Мамаем о разделе влияния в Крыму. Готы получили весь южный берег Крыма вплоть до Фуны (близ совр. Алушты), включая Каламиту, Херсонес и Чембало. Однако уже в 1475 году Готия с центром Мангуп пала под натиском турков-османов. И все же следует отметить, что в городах Готии проживало смешенное гото-аланское население. А вот основная масса готов-крестьян, в отличие от горожан, не подверглась к XV веку ни эллинизации, ни тюркизации, она продолжала жить в глухих горных селениях, поддерживая минимальные связи с внешним миром, сохраняя свою древнюю культуру еще несколько столетий.
 
Яркий пример можно наблюдать и сегодня, потомки крымских готов – крымские татары ряда селений Крыма резко отличались от жителей соседних деревень антропологически: они высокого роста, имеют светлый цвет глаз и светлый цвет волос, ну и, собственно, обладают другими признаками, характерными для скандинавов. Это относилось к таким деревням как Никита Ялтинского района, Кучюк-Таракташ, Коккоз и др., и это при том, что перечисленные села находились друг от друга на довольно большом расстоянии. То есть след готов виден и сегодня от Коккоза и Озебаша до Ускута. А вот что касается верования, то до того, как готы окончательно слились с местным населением, стали именоваться крымскими татарами и полностью перешли в ислам, они исповедовали христианство.
 
С IV веке в среде крымских готов активно распространяется христианство, и связано оно с именем известного готского епископа Ульфилы (Вульфила) (311-383 г.). Это был просветитель, блестящий проповедник, создатель готического алфавита, переводчик на готский язык Священного Писания. Но наиболее важной миссией Ульфилы было распространение в Северном Причерноморье идей арианства – единобожия. Примечательно, что арианство признавало Иисуса, сына божьего – пророком, а не богом, что существенно расходилось с догмами других христианских толков. В исламе Иисус под именем Исы известен именно как пророк. Готы оставались верны арианству и именно по этой причине уже в VIII веке, когда византийское православное духовенство подверглось гонениям, одним из убежищ монахи и просто верующие, не желающие изменять своей вере, выбрали арианскую Готию. Нужно отметить, что эти переселенцы были из числа образованного духовенства и собственно положительно повлияли на общую культуру княжества готов. В этот период возникает много монастырей, церквей. Итак, готы – предки крымских татар – до конца XVIII веке исповедовали арианство. Готская епархия, которой они подчинялись, входила в состав константинопольского патриархата.
 
В том же IV веке на полуострове появляются гунны. Собственно именно с гуннов в Крыму и начался активный тюркский период. Гунны в свою очередь принесли на полуостров веру и культ единого бога Тенгри. Язычество, о котором так много стараются писать современные авторы, практически исчезает, так как наравне с христианством арианского толка в Крыму широко распространяется тенгрианство.
 
В хазарский период в начале VIII века появляются готские Сугдейская и Фулльская епархии во главе с епископами.
Ни в период Великой Орды, когда полуостров стал частью Джучиевого улуса-юрта, ни в период государства Крымское ханство власти никогда не проводили акции массового гонения на христиан. Не было зафиксировано ни одного случая притеснения христиан. Напротив, граждане страны Гираев находились под защитой главы государства.
 
Кроме готов, в Крыму исповедовали христианство урумы, потомки древних эллинов из Малой Азии, появившиеся на полуострове приблизительно в VIII веке до н. э.
 
Среди эллинов христианство стало более или менее массовым не ранее VII века, да и то, лишь в городах. Однако этот процесс уже был необратим. Таким образом, все православные центры крымского полуострова до 1783 года принадлежали готам и эллинам-урумам, и первые и вторые по сути представляли единый народ – крымских татар. До конца XVIII века они продолжали жить своими общинами, исповедовали христианство, но говорили теперь уже только на своем родном крымскотатарском языке. Более того, службы в христианских храмах Крыма также велись на тюркском, крымскотатарском языке. Они находились под защитой крымских ханов, пользовались их поддержкой и уважением. Известно, что Гираи оказывали содействие своим подданным крымским христианам. Выделяли из государственной казны средства на ремонт и строительство храмов. В истории также хорошо известен факт, когда основатель династии Хаджи Гирай лично на свои средства купил для монастыря Панагории Одигитрии (Свято-Успенский монастырь) воск, из которого изготовили свечи, горевшие в храме целый год.
 
А вот первый удар по крымским христианам нанесло именно русское правительство, переселив основную их массу в 1778 году в Приазовье. После формального окончания войны 1768 – 1774 годов и подписания знаменитого Кучук-Кайнарджийского мира нужно было искать малейшие зацепки, чтобы предъявить Европе, что она, Россия имеет все основания претендовать на Крымский полуостров, как освободительница и заступница православных святынь. А то, что все православные святыни Крыма изначально были частью константинопольской патриархии и к московской патриархии никакого отношения не имели и иметь не могли, Россию не смущало. Политики Петербурга хорошо понимали, что если сейчас они начнут открыто претендовать на христианские реликвии потомков эллинов, то возникнет конфликт. А его следовало по возможности избежать. Необходимо было захватить наследие крымских христиан и лишить Крым части его народа, другими словами, удалить с полуострова, и вопрос о мнимом наследии решится сам собой. И, соответственно, все духовное наследие автоматически перешло бы под власть московской патриархии. И вскоре решение нашлось.
 
Одним из главных инициаторов этого преступного предприятия выступил генерал-фельдмаршал Петр Румянцев. Было решено действовать через человека, к которому прислушивались крымские христиане, а именно к крымскому православному архиепископу Игнатию. Очевидно, человек он был алчный, так как легко согласился за энную сумму написать в коллегию иностранных дел ходатайство о подчинении своей епархии Синоду. Была ли эта идея самого Игнатия, соблазненного большими деньгами или продиктована как условие, неизвестно, но ходатайство сразу же было принято во внимание. Это был первый шаг к решению переселить крымских христиан. К тому же он предполагал решить сразу две задачи: посягнуть на наследие части коренного народа Крыма и в случае исхода 30 000 христиан подорвать экономику независимого Крымского государства. Ведь последнее означало лишить государство ежегодных стабильных налоговых поступлений в казну с немусульман – джазью. А это привело бы страну к неизбежному кризису, да еще в условиях военного времени.
 
Конечно же, ходатайства одного Игнатия было мало. Ведь крымские христиане даже и мысли не допускали о том, чтобы покинуть свою родину. Они были полноправными подданными, жили под защитой своего монарха и не подозревали, что уже ширились слухи об их якобы угнетенном положении в ханстве.
 
Ложные слухи подхватил все тот же генерал-фельдмаршал Румянцев. Весной 1778 года он отдал распоряжение генералу А. Прозоровскому начать «убеждать христиан» выезжать из Крыма. Более того, таким добровольцам пообещали оказать содействие российским правительством в переезде и обустройстве на новом месте. Предлагались довольно выгодные условия – деньги, земли, свобода от уплаты налогов в течение нескольких лет и т. д. Но это не подействовало на христиан. Тогда Румянцев снова вспоминает об Игнатии. Тот обещает содействие. И в этот же год во время праздника Пасхи обращается к своей пастве, собравшейся в Успенском монастыре у Кырк-Ера с неожиданной речью. Он долго и красноречиво говорит о том, что настало время перемен и пора готовиться к исходу из Крыма. Можно себе представить реакцию людей. Они отказывались верить в то, что им говорил их проповедник, духовный предводитель! Реакция была предсказуемая. Люди покинули храм в полной уверенности, что архиепископ преувеличивает ситуацию. Вскоре об этой проповеди стало известно во всех уголках Крыма. И взволновала она не только христиан, но и крымских татар.
 
В июле была назначена дата выселки. Операцию возложили на Василия Суворова, сменившего Прозоровского. День и время от местного населения не скрывали, им поставили жесткие рамки собирать свое имущество и готовиться к отъезду.
 
Последнюю попытку защитить своих земляков, разве что только не единоверцев, предприняло мусульманское население Крыма. Но ходатайства ни к чему не привели. В последние дни многие христиане, чтобы остаться на родине, решились на отчаянный шаг, они стали массово переходить в ислам. Известно, что в горной части и на Южном берегу Крыма оставалось 66 деревень, где наравне с мусульманами – крымскими татарами проживало немало потомков готов и эллинов, сменивших веру, что избавляло их от выселки.
 
В XIX веке в Крыму число греков резко возросло. Но это были уже не потомки эллинов и не часть крымскотатарского народа – урумов. Это были переселенные сюда князем Потемкиным так называемые греки-арнауты с архипелага представителей иной, новогреческой культуры и языка.
 
Таким образом, все христианские святыни, возникшие на Крымском полуострове до 1783 года, являются частью национального наследия крымскотатарского народа.
 
Гульнара АБДУЛАЕВАhttp://avdet.org/node/9764

Немає коментарів:

Дописати коментар